Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

point out

Мои твиты

  • Ср, 16:50: В мою юность была программа Punto Switcher. Автокорректор языка ввода. Мне нужно что-то такое по жизни, но с выборо… https://t.co/iJS6yPu337
  • Ср, 23:20: Каждый раз (приблизительно раз в год), когда социальные сети военно-патриотизируются, я временно деактивирую Фейсбу… https://t.co/F3GUgFUCaP
point out

Новый рассказ.

Давно ничего в жж не писал. Короче, на фейсбуке новый литконкурс. Я не успел отправить рассказ.

Слишком долго думал, как бы его отредактировать и привести в порядок. Но не успел. Вот публикую здесь, если кому интересно.


Однажды летом

- В прошлом году я видел за лесом заброшенную свалку. Там можно найти интересные вещи, сказал Айдын. Он ел арбуз с косточками, потому что было лень их очищать.
Его младшая сестра Сева напротив скрупулёзно удаляла каждую косточку, чтобы потом с наслаждением отправить в рот ярко-красную мякоть. Самир, школьный друг Айдына, приехавший на лето к нему в Набрань не любил арбузы. Он сидел рядом и ковырялся в телефоне. Услышав информацию, обещающую какое-то разнообразие, он спросил:
- Далеко туда идти?
- Десять минут лесом.
- Твои родители разрешат?
- Да, я Набрань как свои пять пальцев знаю. Мы сюда уже пятое лето приезжаем.
- Когда мы были в Анталье...
- Поняли-да, блин, у вас квартира в Анталье, - перебил его Айдын, - Ты уже тридцать раз слово «Анталья» сказал за последние два часа.
- Семь, - заметила Сева.
- Семь часов? – Спросил Айдын.
- Семь раз.
- А ты что считала что ли?
- Ну, не целенаправленно, но да.
Collapse )
point out

Вдребезги.

Я прочёл книгу Исмаила Иманова "Вдребезги". Вот мои наблюдения:


- Рассказ "Всё будет чики-чики" с юмором рассказывает о том, что в повести "Бузовна" вгоняет в депрессию.

- Если Исмаил Иманов напишет роман, я его прочту.

- Персонажи Исмаила Иманова мне неприятны как люди.

- Я бы спросил автора, чем же всё-таки заканчивается "Бузовна", но, боюсь, если он ответит, это будет спойлер.

- Автор умудряется точно описывать жизнь вокруг, не проваливаясь в (не подобрал слово).

- Я мог, конечно, пропустить, но, по-моему, слово "Вдребезги" ни разу, кроме как в названии сборника не встречается.

- Я узнал несколько персонажей, т.с. аллюзий. Подозреваю, что аллюзий больше, чем я заметил.

- Ещё немного о неприятности персонажей. С этими людьми я не стал бы дружить, общаться и вести дела, но ведь и персонажи Паланика или Миллера или кто там ещё (никаких параллелей я не провожу) такие же неприятные люди, но с теми я не встречусь чисто географически, а потому персонажи Иманова неприятнее, хотя менее контр-культурны.

- По-моему, реальные даты написания произведений сильно разбросаны во времени.

- Я не знаю, кто такой Стив Маккуин без гугла.

- В одном месте редакторская правка вызвала улыбку. (хотя может, это задумка автора).

- Исмаил Иманов - не автор цитат. То есть мне нечего выбрать из книги, скопипейстить поверх фотографии автора, пропущенной через интсаграммовский фильтр, и озаглавить "Мысли Великих Людей". Чтобы передать настроение, придётся брать слишком большие куски, после COPY которых, при закрытии программы, появится сообщение системы "В буфере обмена находится информация большого объёма. Она кому-нибудь нужна в этом непостоянном, но безысходном мире?"

- Если, отложив книгу, я сяду писать что-нибудь своё, у меня получится, как у Иманова. Поэтому надо почитать что-нибудь совсем непохожее. Например, Агнию Барто.

- Наверно, персонажи неприятны, потому что в них есть кусочки меня. Неприятные мне кусочки.

- Если Исмаил Иманов будет писать сказки для детей, сказки запретят как жанр.
yellow smile

ТБВ

А те, кто смотрит "Теорию Большого Взрыва" замечали в конце каждой серии чёрные буквы на белом фоне? У каждой серии разный текст. Это обращение Chuck Lorre - создателя сериала. Вот, например, одно из них:




Collapse )
point out

1984 Оруэлл (отрывок) (выделение моё) (я с гордостью отношу себя к категории низших)


На протяжении всей зафиксированной истории и, по‑видимому, с конца неолита в мире были люди трех сортов: высшие, средние и низшие. Группы подразделялись самыми разными способами, носили всевозможные наименования, их численные пропорций, а также взаимные отношения от века к веку менялись; но неизменной оставалась фундаментальная структура общества. Даже после колоссальных потрясений и необратимых, казалось бы, перемен структура эта восстанавливалась, подобно тому как восстанавливает свое положение гироскоп, куда бы его ни толкнули.

Цели этих трех групп совершенно несовместимы. Цель высших – остаться там, где они есть. Цель средних – поменяться местами с высшими; цель низших – когда у них есть цель, ибо для низших то и характерно, что они задавлены тяжким трудом и лишь от случая к случаю направляют взгляд за пределы повседневной жизни, – отменить все различия и создать общество, где все люди должны быть равны. Таким образом, на протяжении всей истории вновь и вновь вспыхивает борьба, в общих чертах всегда одинаковая. Долгое время высшие как будто бы прочно удерживают власть, но рано или поздно наступает момент, когда они теряют либо веру в себя, либо способность управлять эффективно, либо и то и другое. Тогда их свергают средние, которые привлекли низших на свою сторону тем, что разыгрывали роль борцов за свободу и справедливость. Достигнув своей цели, они сталкивают низших в прежнее рабское положение и сами становятся высшими. Тем временем новые средние отслаиваются от одной из двух других групп или от обеих, и борьба начинается сызнова. Из трех групп только низшим никогда не удается достичь своих целей, даже на время. Было бы преувеличением сказать, что история не сопровождалась материальным прогрессом. Даже сегодня, в период упадка, обыкновенный человек материально живет лучше, чем несколько веков назад. Но никакой рост благосостояния, никакое смягчение нравов, никакие революции и реформы не приблизили человеческое равенство ни на миллиметр. С точки зрения низших, все исторические перемены значили немногим больше, чем смена хозяев.

К концу XIX века для многих наблюдателей стала очевидной повторяемость этой схемы. Тогда возникли учения, толкующие историю как циклический процесс и доказывающие, что неравенство есть неизменный закон человеческой жизни. У этой доктрины, конечно, и раньше были приверженцы, но теперь она преподносилась существенно иначе. Необходимость иерархического строя прежде была доктриной высших. Ее проповедовали, короли и аристократы, а также паразитировавшие на них священники, юристы и прочие, и смягчали обещаниями награды в воображаемом загробном мире. Средние, пока боролись за власть, всегда прибегали к помощи таких слов, как свобода, справедливость и братство.

(ничего, что под кат не спрятал?;)