Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

point out

Новое стихо.

Диалог с барменом

Холодный мюнхенский январь
Не обещал чудес.
Зашёл я в одинокий бар
Там, где кончался лес.

Глинтвейном запивая лёд,
Искрившийся внутри.
Я бармену сказал:
- Ну, вот,
Послушай, посмотри...

Альковы наших матерей
Ценнейший раритет.
Но центр тяжести семей
Не в этой точке, нет.

Гротеск отцовских "я сказал"
Комичен будто мим.
(Серьезность, грустные глаза,
Взгляд непоколебим).

Бабули с дедами дрожат
Над ценностями снов.
И каждой песней дорожат,
Хотя не помнят слов.

Возможно, в детях смысла след,
Стаккато нежных струн.
И бармен молвил мне в ответ:
- Was kann ich für Sie tun?
point out

Вдребезги.

Я прочёл книгу Исмаила Иманова "Вдребезги". Вот мои наблюдения:


- Рассказ "Всё будет чики-чики" с юмором рассказывает о том, что в повести "Бузовна" вгоняет в депрессию.

- Если Исмаил Иманов напишет роман, я его прочту.

- Персонажи Исмаила Иманова мне неприятны как люди.

- Я бы спросил автора, чем же всё-таки заканчивается "Бузовна", но, боюсь, если он ответит, это будет спойлер.

- Автор умудряется точно описывать жизнь вокруг, не проваливаясь в (не подобрал слово).

- Я мог, конечно, пропустить, но, по-моему, слово "Вдребезги" ни разу, кроме как в названии сборника не встречается.

- Я узнал несколько персонажей, т.с. аллюзий. Подозреваю, что аллюзий больше, чем я заметил.

- Ещё немного о неприятности персонажей. С этими людьми я не стал бы дружить, общаться и вести дела, но ведь и персонажи Паланика или Миллера или кто там ещё (никаких параллелей я не провожу) такие же неприятные люди, но с теми я не встречусь чисто географически, а потому персонажи Иманова неприятнее, хотя менее контр-культурны.

- По-моему, реальные даты написания произведений сильно разбросаны во времени.

- Я не знаю, кто такой Стив Маккуин без гугла.

- В одном месте редакторская правка вызвала улыбку. (хотя может, это задумка автора).

- Исмаил Иманов - не автор цитат. То есть мне нечего выбрать из книги, скопипейстить поверх фотографии автора, пропущенной через интсаграммовский фильтр, и озаглавить "Мысли Великих Людей". Чтобы передать настроение, придётся брать слишком большие куски, после COPY которых, при закрытии программы, появится сообщение системы "В буфере обмена находится информация большого объёма. Она кому-нибудь нужна в этом непостоянном, но безысходном мире?"

- Если, отложив книгу, я сяду писать что-нибудь своё, у меня получится, как у Иманова. Поэтому надо почитать что-нибудь совсем непохожее. Например, Агнию Барто.

- Наверно, персонажи неприятны, потому что в них есть кусочки меня. Неприятные мне кусочки.

- Если Исмаил Иманов будет писать сказки для детей, сказки запретят как жанр.
point out

Voznesenski. İki qısa şerin tərcüməsi.

ANA DEYİR
 
Sən mənim içimdə bir nöqtə olanda,
(unutmaram atanın təkidini)
biz, qızım, düşünürdük sənin haqqında, -
saxlayaq ya saxlamayaq səni?
 
Sənin kövrək hörüklərini,
ağıllı gözlərin nurunu,
sənin bu günkü suallarını:
“saxlayım ya saxlamayım onu?”
 
 
MÜHARİBƏ
 
Başqa dünyalarla əlaqəli
uşaq gözləriylə ataları
baxır.
          Uşaqların gözləri –
ölülərin periskopları.



Collapse )
half

Поэты, обойдённые вниманием интернета.

Скажу о поэте, которого нет в и-нете.

Сергей Викулов.

Специально Гуглил кусочки его стихов. Тех, что мне нравились не нашёл. Есть другие, но не эти.
Цитирую наизусть (за верность пунктуации не ручаюсь).

"ВЕЗЁТ!"

Когда мне говорят, что мне везёт,
Цедя при том сквозь зубы поздравленье,
Я отвечаю: "Нет, на этот счёт
Есть у меня особенное мненье".

По вашему, по долам и лесам
Везёт мне кто-то что-то под дугою.
Нет, братцы, воз, назначенный судьбою,
Я сам везу, я сам везу, я сам.

Везу, то сунув голову в хомут,
То что есть силы сзади напирая.
За шагом шаг. Спина моя сырая...
В глазах круги зелёные плывут.

Но никого на повощь не зову.
Воз мой и на возу моя поклажа.
И я везу, не отдыхая даже.
Везу, покуда жилы не сорву.

"Упрямец!" - вы мне скажете.
О нет. Увольте от такой высокой чести.
Мне лишь бы не стоял мой воз на месте,
Да не слетел нечаянно в кювет.


point out

Чак Паланик "Рант"

рант
Прочёл "Рант" Чака Паланика.


Странные ощущения: книга, которая начиналась как слабое подражание самому себе в книгах "Уцелевший" и "Удушье", закончилась как контркультурное переложение Айзек Азимова "Конец Вечности".

Странно.